Что говорят о Пике нефти в компании BP

Перевод статьи Peak oil, размещенной в блоге компании BP. Перевод с английского: Пшеницын М.С.

Так что там с этим Нефтяным пиком?

Все начинается с утверждения, что количество природных ресурсов (в том числе и нефти) в недрах фиксировано. Добыча таких ресурсов, таким образом, (здесь и далее мы будем говорить о нефти) должна неизбежно достигнуть максимального значения, после чего у нее только один путь – вниз. Снижение добычи обусловлено ее конечным количеством в недрах Земли.

Если все это для Вас звучит правдоподобно, то это потому, что начальная точка рассуждений интуитивно правдива для любого отдельного месторождения или системы месторождений. Добыча с одного месторождения может быстро вырасти, достичь пика и затем снизиться. Система месторождений, по крайней мере в краткосрочной перспективе, может вести себя схожим образом в случае, если крупнейшее из месторождений разрабатывается в первую очередь. Так что опять же – добыча быстро растет, достигает пика и затем снижается. Все эти краткосрочные наблюдения Теория нефтяного пика экстраполирует на страны, регионы и мир в целом.

Экономисты все время оспаривали эти представления. Почему?

Все это, конечно, является сильным упрощением: В длительной перспективе месторождения истощаются с прогнозируемой скоростью только в том случае, если их содержимое, также как и технологии добычи, известны и остаются неизменными. Тогда (и только тогда) добыча нефти будет напоминать высасывание воды из стакана через соломинку – когда известно, сколько воды в стакане, с какой скоростью она уменьшается, когда она станет заканчиваться и когда стакан полностью опустеет.

Идеи Нефтяного пика были с нами с самого рождения нефтяной отрасли более 150 лет назад (а если говорить про уголь, то даже дольше). Справедливости ради надо сказать, что эти идеи появлялись в самых разных формах и размерах – от пронзительного «конец близок» до сложных версий, вооруженных сильным математическим аппаратом и значительным количеством геологических деталей.

Только вот незадача – все глобальные предсказания «конца нефти» пока что не подтвердились. Доказанные запасы, например, более чем удвоились с 1980 года, несмотря на то, что мир все последние 34 года потребляет нефти больше, чем существовало доказанных запасов в 1980 году. Так что, судя по всему, экономисты берут верх, во всяком случае, пока.

История Кривой Хабберта – это наглядный пример вышеизложенных положений.

Большинство современных версий Нефтяного пика восходят своими корнями к работе Кинга Хабберта, геолога, работавшего на Shell в 1950-х. В 1956 году он опубликовал прогноз добычи сырой нефти в США – экстраполировав текущий профиль добычи – где он предсказал наступление пика в районе 1970 года. Эта публикация оказалась в высшей степени точным предсказанием, по крайне мере в части указания времени того, что представлялось как пик добычи нефти в США.

Эта «Кривая Хабберта», с ее характерной колоколообразной формой, была взята на вооружение другими, экстраполирована дальше и использована в качестве инструмента для предсказания мировой добычи нефти. Предупреждения о надвигающемся пике в добыче нефти и о заканчивающейся нефти – с потенциально тяжелыми последствиями – обычно восходят к той или иной форме этой самой Кривой Хабберта.

Пик нефти

Пик добычи нефти

В настоящее время история Кривой Хабберта является примером, который позволяет экономистам аргументированно выражать свое скептическое отношение к идее нефтяного пика.

Насколько точно подтвердилась Кривая Хабберта? Она довольно точно совпадала с фактическим графиком добычи нефти в США вплоть до 1970-х. Затем появилась Аляска, где была выявлена целая нефтяная провинция, которую Хабберт не предвидел, и изменила движение фактического графика добычи. Тем не менее, Кривая Хабберта все еще достаточно хорошо с ним совпадала. Но затем в 2009 году тренд добычи нефти с падающего сменился на обратный. И с тех пор добыча нефти в США растет, так что в 2013 году добыча была больше, чем за любой год, начиная с 1989-го.

В нашем Energy Outlook 2035 мы прогнозируем дальнейший рост добычи нефти с новым историческим максимумом, который она установит около 2020 года. Уже сейчас мы можем быть уверены в том, что прогноз Хабберта в отношении добычи нефти в США в конечном итоге окажется ошибочен на порядок.

Кривая, которая когда-то подтверждалась...

US crude oil production

Как так получилось?

Одна из причин в том, что краткосрочная аналогия с отдельно взятым месторождением не может быть перенесена на мир в целом. Наши знания о недрах были и будут неполны, и никто не может предсказать, сколько там еще осталось неразведанных запасов. То же можно сказать и в отношении отдельного месторождения (системы месторождений) – это невозможно, знать его содержимое в начале его разработки. Хотя все это может показаться мелочью, ведь можно уверенно утверждать, что рано или поздно открытия новых месторождений прекратятся? А содержимое месторождений должно рано или поздно закончится?

Однако фундаментальная причина, почему представления о Нефтяном пике неверны – то, о чем экономисты не устают твердить – заключается в другом. Это касается цены и технологий.

Завтрашние технологии будут другими, но какими именно мы не можем предсказать. Технологические изменения происходят постоянно и неумолимо. Для нефтяной отрасли из этого следует:

  1. Способность извлекать больше нефти из любого отдельно взятого месторождения неуклонно возрастает.
  2. Способность выявлять новые месторождения также неуклонно возрастает. Несколько лет назад, например, глубоководная добыча нефти называлась «нетрадиционной» и была очень незначительна в общем объеме добычи. В настоящее время она обеспечивает 6% всей мировой добычи нефти.
  3. Мы учимся, как извлекать нефть из новых источников. Сланцевая революция в США – идеальный пример. В конце концов, в нефть можно превратить практически все, что содержит углерод. Это можно сделать даже со столом, за которым я сижу – при условии, что кто-нибудь будет готов заплатить за это соответствующую (финансовую и экологическую) цену.

Так что для экономистов (как неожиданно!) весь вопрос заключается в экономике. Если поставки ресурсов снижаются, цена растет, что стимулирует развитие новых технологий, которые позволяют повысить коэффициент извлечения нефти из пласта, сделать новые открытия и обеспечить доступ к доселе не используемым ресурсам.

В то же время, повышенные цены остужают спрос – оставляя открытой возможность к его вероятному падению (так что можно говорить о пике спроса, а не добычи) – феномен, который мы можем наблюдать сегодня в развитых странах, потребление нефти в которых падает с 2005 года. Мир не статичен, технологии развиваются, и добыча нефти (или ее потребление), таким образом, не должны трактоваться прямолинейно. Эта мудрость хорошо выражена в старой поговорке: «также как каменный век закончился не потому, что закончились камни, так и век нефти закончится не потому, что закончится нефть».

Но все это не отменяет тот факт, что истощение ресурсов – реальность. Гонка между новыми технологиями и новыми источниками ресурсов – основное вызов. Становится труднее получить доступ к нефти и труднее ее извлечь. И мы становимся все более зависимы от технологических инноваций, способных решить проблему. А динамика глобального потребления нефти – гораздо более комплексная проблема, чем рисование кривой, основанной на предположении о конечном количестве ресурсов.

 

 

 

 

Читайте также:

Когда наступит пик мировой добычи нефти

Добыча нефти. Занимательная статистика

Как инновации меняют нашу жизнь. От лошади к лошадиной силе

Есть ли альтернатива нефти?